«Я ранен светлой стрелой, меня не излечат. Я ранен в сердце, чего мне желать еще. Как будто бы ночь нежна, Как будто бы есть еще путь…»

Эти строки точнее всего характеризуют фильм Ральфа Файнса «Белая ворона». И не только его, но и всех нас, наверное. Всех, раненных с детства красотой, которую «ни съесть, ни выпить, не поцеловать». Нуриев с первого похода в оперу в шесть лет.
Я со мхатовской «Синей птицы»
Когда «незримая рука… вдруг сжимает сердце» и на глаза от всей этой красоты навертываются слезы и щипет в горле.
И как просто, когда есть возможность вытанцевать, выплеснуть телом все это.
И если кто-то помешаеть тебе сделать это, ты просто совершишь прыжок, прыжок в свободу.
И еще, в сценах детства Нуриева фильм напоминает мне «Зеркало» Тарковского, просто по ощущению.
И еще – совершенно никакой развесистой клюквы. Создается впечатление, что Файнc, также как ты, рос в таком захолустном советском городке.
И еще я обещаю вам, что в конце вы влипнете в экран, сольетесь с героем, и у вас чуть ли не разорвется сердце от нервного напряжения…