И будто душа преклоняет колени
Пред чудным, и столь мимолетным виденьем,
И словно с полотен прерафаэлитов
Сошел этот лик средь столетий забытый,

И словно КанОва точеный овал 
Из белого камня Каррары ваял,

Не горный, а горний глаз хрупкий хрусталь
В его переливах застыла печаль,
И трепетно теплится бледный огонь,
И спутаны в нем предвкушенье и боль.

Бровей окрыленный, капризный разлет
И раной червленой цветет пряно рот…